Утро закрытых дверей: как приставы пытались взыскать долги с казанцев

В микрорайоне Азино-1 множится движение «ЖКХ-диссидентов», которые накапливают многотысячные долги, так как не доверяют управляющей компании. Приставы и жилищники сетуют, что ограничены в механизмах изъятия задолженности у жильцов. В итоге выходит замкнутый круг, выбраться из которого никак не получается.  

Ильнур Ярхамов — Казань

Приставы Советского района Казани нагрянули в микрорайон Азино-1 к должникам по оплате ЖКХ в шесть утра. Столь раннее время было выбрано, чтобы застать жильцов дома: кто ещё спит, кто не успел собраться и уйти на работу, а кто только-только вернулся с ночной смены.

В списке служителей закона — девять адресов. Облепленные журналистами, они заходили в подъезд, поднимались по тесным лестничным пролетам и стучались в железные двери квартир. По картинке должно было получиться вполне себе зрелищное действо: заспанные должники с непонимающим видом выслушивают претензии судебных приставов и пытаются выгнать тех, чтобы сохранить имущество. На деле же все вышло довольно рутинно.

Утро закрытых дверей: как приставы пытались взыскать долги с казанцев

Из девяти адресов дверь открыли только по трем. И лишь в одну квартиру приставов впустили для того, чтобы жильцы написали объяснительную, почему не платят. В двух других жильцы пообещали передать повестку собственникам квадратных метров.

Стоит отметить, что судебные приставы работали максимально корректно: двери никто не взламывал, руки должникам не крутил. Сотрудники терпеливо озвучивали гражданам их права и обязанности. Из практических результатов рейда можно отметить только то, что должникам были ещё раз вручены листы-предупреждения и повестка, чтобы явиться в районную службу приставов. Складывается ощущение, что на законодательном уровне они очень ограничены, чтобы истребовать долги.

Судебный пристав Виктория Галимова рассказала, что сегодня рейд проходит по жильцам, чей долг варьируется от 50 000 до 300 000 рублей. Изначально планировалось, что ревизоры изымут какое-нибудь имущество. Но когда они вошли в квартиру по адресу Мамадышский тракт, 10, то брать там было нечего. Семья живет скромно: в зале — ламповый телевизор, на кухне — маленькая микроволновка, холодильник приставы с седьмого этажа не спустят.

Виктория Галимова рассказывает, что только на двух территориальных участках, распределенных между собой приставами района, суммарный долг составляет около 5 млн рублей, а открыто около 4 000 исполнительных производств.

Утро закрытых дверей: как приставы пытались взыскать долги с казанцев

В квартире по адресу Мамадышский тракт журналистов встретили супруги. Через железную дверь все услышали собаку и приготовились уже к лаю, а может, ещё к чему страшному. Но четвероногий друг приставов и журналистов встретил радушно. Чего не скажешь о жильцах, которые поначалу злились, требовали, чтобы их перестали снимать на камеру. Впрочем, довольно быстро успокоились. Муж объяснил, почему у него с женой накопился долг в 100 000 рублей.

— У нас полдома по 200 000-300 000 рублей должны. И к ним ещё ни разу никто из приставов не приходил. А что до нас, то это для показухи так делается. У нас есть долги, но по ним мы немного платим. У нас около двух лет такая тяжелая ситуация с деньгами. В квартире давно живем — 17 лет уже, её мы как трущобники получили. Я работаю в охране, каждый месяц по 3 000-4 000 рублей отдаю на квартплату, а жена — по 5 000 рублей. Жена месяц болела, не работала совсем. А недавно у меня позвоночник сломанным был, пришлось на работу только жене выходить. А я лечился, восстанавливался. Но сейчас я охранником устроился, — рассказал мужчина.

Утро закрытых дверей: как приставы пытались взыскать долги с казанцев

Начальник юротдела управляющей компании «Жилищник-4» Евгения Афанасьева говорит, что чета в доме на Мамадышском тракте незаконно подсоединилась к электричеству. Ранее им его уже отключали. Она заверила, что сегодня в квартиру придут электрики и по новой выключат рубильник нерадивым казанцам.

— Из-за должников наша управляющая компания несет колоссальные расходы. Она возмещает их ресурсоснабжающим компаниям. У нас суммарный долг по жильцам накапливается в 40 млн рублей, — говорит собеседница. Она отмечает, что по факту должникам можно только приостановить подключение к коммунальным услугам (вода, газ, электричество). Однако для полного ограничения к доступу у УК технической возможности нет.

Евгения Афанасьева отметила, что на сегодня единственный способ бороться с должниками — это обращение к приставам или приостановление доступа к ЖКХ-услугам. Раньше можно было у подъезда вывесить доску позора, использовать ее как инструмент общественного порицания.

— Доска позора и общественное порицание у нас со стороны правоохранительных органов рассматриваются как нарушение прав граждан в связи с оглашением персональных данных. Поэтому на данный момент мы этот механизм не используем. Прокуратура к нам направила предписание убрать такие доски весной этого года, и мы подчинились, — говорит юрист УК.

Утро закрытых дверей: как приставы пытались взыскать долги с казанцев

В то же время в микрорайоне есть любопытное движение жильцов, которые наотрез отказываются оплачивать счета-фактуры, хотя по своему финансово-материальному положению могут это сделать. Их ещё называют «ЖКХ-диссидентами». У этой группы есть лидер — общественница Роза Кашапова. Ранее KazanFirst уже писал о ней в связи с её судебными разбирательствами с ликвидированным ТСЖ «Азино-1». Она обвиняла компанию в коррупции и нецелевой растрате денег.

Тогда общественница добилась, чтобы компанию расформировали, а председателя ТСЖ уволили. На место «товарищества» теперь пришли две управляющие компании — «Жилищник-2» и «Жилищник-4». Но Роза Кашапова до сих пор продолжает агитировать жителей, чтобы они не платили по счетам, так как управляющие компании, по её словам, имеют серые схемы финансирования. Она их обвиняет в коррупции и аффилированности.

Последователи у активистки есть. Например, сегодня приставы наведались в квартиру в доме по адресу Закиева, 17. Проживает там одна из сподвижниц Кашаповой, чей долг на сегодня составляет 158 000 рублей. У самой Кашаповой — около 98 000 рублей. Дверь сотрудникам не открыли.

Представители управляющей компании отрицают все обвинения «диссидентов» и готовы отстаивать честь и репутацию в суде. За помощью к Фемиде обращаются и активисты. Они судятся по самым незначительным поводам, но наотрез отказываются оплачивать квартплату и избегают встреч с судебными приставами.

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Free WordPress Themes