Прогулка с риском для жизни: родители мальчика-инвалида требуют от властей Зеленодольска закрыть заброшенные стройки

У семьи Гоцких этим летом случилась беда. На одной из заброшенных строительных площадок в городской промзоне разбился их 13-летний сын. В результате полученных травм у мальчика оказалась парализована правая часть тела. Теперь родители бьются за то, чтобы власти обратили внимание на проблему недостроенных объектов, которые стали излюбленным местом для игр зеленодольских подростков. 

Ильнур Ярхамов — Казань

Печальная история Светланы Гоцкой началась 2 июля этого года. Тогда к ней пришла соседка, которой позвонил сын. Он дружит с сыном Светланы — Николаем. Мальчик сообщил, что 13-летний Коля упал на заброшенной стройке и его забирает скорая помощь. Как уже позже рассказали друзья Коли, в тот день они пошли гулять на заброшенную стройку. Это недостроенный разрушающийся литейный цех завода имени Горького. Мальчики поднялись на второй этаж, а девочки остались на первом. В полу были дыры, в одну из них и провалился Коля. Он упал с высоты четырех-пяти метров.

Прогулка с риском для жизни: родители мальчика-инвалида требуют от властей Зеленодольска закрыть заброшенные стройки

Дети тут же побежали к охраннику завода, чтобы попросить вызвать скорую помощь. Однако мужчина решил отмахнуться от ребят и прогнал их. Тогда мальчики выбежали на дорогу и стали останавливать машины, чтобы водители помогли им вызвать медиков. В итоге на помощь пришли двое мужчин.

Светлана вспоминает, что как только узнала о случившемся, то сразу бросилась бежать в отдел травматологии районной больницы. Туда Колю скорая помощь привезла без сознания.

Прогулка с риском для жизни: родители мальчика-инвалида требуют от властей Зеленодольска закрыть заброшенные стройки

— Дежурный хирург нам сообщил, что у ребенка никаких травм нет, крови и царапин тоже. Максимум, говорил он нам, что может быть у моего сына — это небольшое сотрясение мозга. Из-за этого у ребенка не может быть комы. Поэтому врачи мне сообщили, что мой сын в наркотической коме, что никаких видимых травм у него нет. В общем, меня уверяли, что мой ребенок принял наркотики. Врач тогда у меня спросил, уверена ли я, что он упал. И в итоге заключил, что мой сын никак не упал, так как следов этого нет, — вспоминает Светлана Гоцкая.

Женщина рассказывает, что от этих заявлений врача у неё был шок. Она не могла поверить, что ее сын употребляет наркотики. Причин для этого не было никаких. Её два старших сына даже не курят и не пьют алкоголь.

— Я сидела и ждала, хотела быть рядом с сыном. Смотрю, врачи отделения начали бегать вокруг Коли в реанимации. И вот в 23.00 я узнала, что у сына началось кровоизлияние. Мне потом в Казани медики объяснили, что по всей голове сначала пошли точки кровоизлияния, а потом, на следующий день, они образовались в гематому. Она стала расти, и по приезде в Казань нам сделали компьютерную томографию, на которой было видно, что гематома выросла, хотя и не очень значительно. Но точки кровоизлияния распространились по всему мозгу, — рассказывает женщина.

Светлана Гоцкая говорит, что нейрохирург, который приехал из столицы, заявил, что ребенок находится в очень тяжелом состоянии. Утром 3 июля мама узнала, что сына стали готовить к операции. Врачи обнаружили, что у мальчика разорвана почка, есть сильный ушиб легкого и головного мозга, а также перелом двух ребер. В результате оказалась нефункциональной правая сторона тела.

— После трех недель в реанимации мы столько же времени провели в реабилитации. Неделю были в отделении нейрохирургии. Сейчас нас выписали и сказали, чтобы мы 16 октября вновь приехали на реабилитацию. Сын за это время очень сильно похудел. Он не разговаривает, но у него шевелится левая нога и левая рука. Улыбается Коля только левой стороной губ. Ест он с ложки, — рассказывает Светлана Гоцкая.

Прогулка с риском для жизни: родители мальчика-инвалида требуют от властей Зеленодольска закрыть заброшенные стройки

Трагический случай с сыном очень сильно повлиял на её большую семью. Деньги, которые она откладывала с мужем на ремонт, полностью были потрачены во время пребывания в ДРКБ в Казани и на подгузники. Также для сына родители купили специальную кровать с ортопедическим матрасом и инвалидную коляску.

Старший сын, которому 19 лет, пошел на работу. А 17-летний сын, поступивший в механический колледж, сейчас вынужден очень много времени уделять полуторагодовалому братику и помогать маме по уходу за Колей.

Светлана Гоцкая рассказывает, что пока не может оформить для сына инвалидность. Ей врачи в местной больнице сообщили, что необходимо явиться через полгода, когда истекает срок, определенный государством для реабилитации.

— Срок в полгода дается на восстановление. Я рассчитывала, что в законе есть какие-нибудь исключения, потому что мой сын сам себя не может обслуживать, за ним нужен уход. А мне что делать? На работу выходить или с ним сидеть? Так как у меня декретный отпуск заканчивается, чтобы у меня не было прогулов, я поехала оформлять отпуск, пока самому младшему сыну не исполнится три года. Потом решила написать заявление на материальную помощь в профсоюз нашего завода имени Горького. Заявление написала, все справки, в каком состоянии ребенок находится, предоставила, — говорит Светлана.

Сейчас жительница Зеленодольска ждет перечисления субсидии и призывает власти обратить внимание на заброшенные стройки. Собеседница говорит, что несчастный случай с её сыном не первый, и боится, что не последний.

Прогулка с риском для жизни: родители мальчика-инвалида требуют от властей Зеленодольска закрыть заброшенные стройки

— Этих заброшенных зданий у нас по городу очень много. Сколько ещё детей должны разбиться, чтобы администрация города приняла какие-то меры? Есть же какие-то организации, которые отвечают за это здание, тот же завод имени Горького, например. Я очень много вижу видеороликов с нашего города, которые снимают дети на крышах наших «заброшенок». Дети 12-13 лет лазают по крышам. Почему администрация плюёт на этот вопрос? Ай, лазают дети, ну и пусть лазают по этим стройкам. Пусть организации, которые отвечают за эти объекты, решают — либо огораживать, либо сносить, — негодует Светлана.

Позиция центральной райбольницы Зеленодольска

Представители медицинского учреждения отрицают факт, что ребенку изначально был поставлен диагноз «наркотическое опьянение». По их словам, есть обязательная инструкция, согласно которой все взрослые и дети, поступающие в стационар по травме, должны сдать анализ крови на наличие алкоголя или наркотиков. Это формальная, но обязательная процедура. Возможно, этот факт Светлана Гоцкая и интерпретировала неверно.

— Все пострадавшие, поступающие с травмами и повреждениями в нашу райбольницу, проходят обследование на наличие наркотических веществ и алкоголя в крови. В случае с Николаем его маму оповестили о необходимости взятия крови на анализы. Никаких наркотиков или алкоголя в крови мальчика не нашли, — сообщила в беседе с журналистом издания KazanFirst замглавврача по детству Зеленодольского ЦРБ Елена Тверскова.

Она также рассказала, что мальчика в приемном покое осмотрели дежурный травматолог и хирург. Ребенок при поступлении сразу был подключен к аппарату искусственной вентиляции легких. Тогда же был выставлен предварительный диагноз — черепно-мозговая травма, кома второй степени, ушиб головного мозга, множественные ушибы и ссадины, перелом ребер и травматическое поражение правой почки.

Когда и кто решит проблему с опасными стройками

В пресс-службе администрации города сообщили, что земля, на которой расположен недостроенный литейный цех и где разбился мальчик Коля, не принадлежит муниципалитету. Запрос издания чиновники перенаправили руководству завода имени Горького.

Прогулка с риском для жизни: родители мальчика-инвалида требуют от властей Зеленодольска закрыть заброшенные стройки

Начальник профсоюза завода Михаил Подгорнов в беседе с журналистом KazanFirst заявил, что у него с четой Гоцких действительно был разговор. Он рассказал, что материальная помощь для Светланы перечислена и она в скором времени должна быть начислена на её зарплатную карту. Профсоюз предприятия готов помочь семье с покупкой кровати, матрасов и инвалидного кресла. Помимо материальной помощи, которая, по оценке рабочих завода, может составить около 9 000 рублей, есть возможность выделить семье беспроцентную субсидию на два года. Но Гоцкие от неё отказались. Сам Михаил Подгорнов не захотел назвать точную сумму перечисляемой матпомощи.

В то же время руководство завода имени Горького никак не комментирует перспективу запуска программы по реновации или сносу заброшенных объектов предприятия. В приемной гендиректора Рената Мистахова KazanFirst перенаправляли на внутренние структуры и подразделения завода, где заявляли, что заброшенные объекты находятся вне их компетенции.

Прогулка с риском для жизни: родители мальчика-инвалида требуют от властей Зеленодольска закрыть заброшенные стройки

По словам горожан, в зеленодольской промзоне есть еще три-четыре недостроенных здания. Литейный цех вот уже несколько десятилетий служит прогулочной площадкой для местной детворы. А между тем четырехэтажная стена объекта вот-вот может рухнуть.

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Free WordPress Themes