Дело о взрыве на пороховом: законодательство не требует обеспечить безусловную безопасность

В Кировском суде Казани начался процесс по делу о взрыве на Казанском пороховом заводе. ЧП произошло 21 декабря 2016 года. Тогда в здании оборонного предприятия начался пожар, из-за которого частично обрушился один из объектов. В результате происшествия погибла 26-летняя работница предприятия, еще две женщины получили травмы. 

Мария Рудакова — Казань

В качестве обвиняемых по делу о взрыве на Казанском пороховом заводе на скамье подсудимых оказались 33-летний начальник цеха и 59-летняя экс-начальница участка. Их подозревают в нарушении правил безопасности на взрывоопасных объектах, повлекших по неосторожности смерть человека. По версии следствия, обвиняемые не обеспечили технически правильную эксплуатацию оборудования цеха и не уследили за дисциплиной на всех рабочих местах и участках производства.

Заседание проходит в закрытом режиме, даже родственники потерпевших остались в коридоре, но разговаривать с прессой они отказались. Такая строгость объясняется спецификой места работы подсудимых. Во время процесса могут обсуждаться технологические подробности производства продукции, а это является государственной тайной.

Дело о взрыве на пороховом: законодательство не требует обеспечить безусловную безопасность

По одной из версий, 21 декабря 2016 года сотрудницы завода, как обычно, занимались «мешкой изделий» на аппарате Тарасова. Согласно инструкции, оборудование должны были установить строго горизонтально и с места на место не двигать. Но в день ЧП пять женщин решили перенести аппарат весом под 100 килограммов вручную, чтобы переставить на другое место. Сделать это решили, чтобы не тащить далеко мешки с изделиями. Но когда стали ставить его на парусину, то ножка аппарата выбила искру, в результате загорелся и мешок, который должен был стать подстилом, и сама продукция. Большая часть работников цеха, увидев огонь, успела выбежать из здания. Среди тех, кто остался, была 26-летняя жительница Чебоксар. Она осталась погребенной под стеной, которая обрушилась в результате взрыва. Так как все сотрудники завода застрахованы, семья погибшей должна получить страховую выплату. Но во сколько заводом оценивается человеческая жизнь, неизвестно.

Еще две женщины, которые были травмированы, так же получат компенсацию. Одну из них ранило осколком, а у второй травмы ног. Даже на сегодняшнее заседание женщина пришла с установленным на голень аппаратом Илизарова.

В результате происшествия пороховому заводу был причинен ущерб на общую сумму свыше 11,6 миллиона рублей.

Дело о взрыве на пороховом: законодательство не требует обеспечить безусловную безопасность

— На предприятии люди продолжают гибнуть просто потому, что оборудование, которое нужно менять, не поменяли, те места, которые были выявлены, — не устранены. И так далее. Это ряд экономических, психологических, технических и даже юридических причин, — считает Геннадий Никонов, специалист «Казанского Гипронииавиапрома».

Безусловно, сотрудники нарушили технику безопасности, потому что самим переносить оборудование на предприятиях нельзя. Тем более таких, как Казанский пороховой завод. Там даже синтетическую одежду носить запрещается. Но поскольку к каждому сотруднику надзирателя не приставишь, случаются подобные происшествия. Ответственность за ЧП несут руководители среднего звена. В случае с делом о взрыве — начальник цеха и участка.

Женщина проработала на заводе практически всю жизнь. Но после происшествия уволилась по собственному желанию с последующим выходом на пенсию.

— Она очень хороший человек, очень совестливый. Настолько переживала, и ей просто было плохо. В больнице лежала с сердцем, когда вышла на работу, у нее был отпуск — возможность, чтобы попытаться максимально восстановиться. Но когда она вышла, то, проработав два дня, пришла и сказала: «Знаете, я не могу». Настолько переживала, — рассказал в беседе с журналистом издания KazanFirst Гумар Гарифов, руководитель пресс-службы порохового завода.

Согласно презумпции невиновности, второй обвиняемый — 36-летний начальник цеха — продолжает работать.

Дело о взрыве на пороховом: законодательство не требует обеспечить безусловную безопасность

— Есть допустимый риск как для промышленной безопасности, так и для производственной. Это одна миллионная на человека. Законодательство не требует обеспечить безусловную пожарную безопасность. Нормы — это компромисс между опасностью и комфортной средой человека и экономическими затратами на эту безопасность. Мы же строим не ради безопасности, а ради того, чтобы заниматься там какой-то деятельностью. А этот компромисс добивается как раз из расчета одна миллионная в год на человека. Закон говорит, что в этом здании может погибнуть один человек в течение года, и никто не требует от нас большего уровня безопасности. Есть идеал, и он недостижим, и есть норма, которую нужно выполнить, — объясняет Геннадий Никонов.

Теперь все возможные надзорные службы уделяют заводу повышенное внимание. Только в этом году на предприятии было проведено 29 проверок, которые постоянно выявляют нарушения. Вдобавок на заводе стало больше контролеров, на работу взяли специальных мастеров по спецрежиму.

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Free WordPress Themes